Равенство всех перед законом это

Равенство всех перед законом это

Все эти «официализированные» структуры с приставкой (при-…), по сути, выполняют всего лишь две функции – удовлетворяют честолюбивые амбиции людей в них присутствующих и легитимизируют деградацию отечественного парламентаризма, в котором наши «народные избранники» уже, кажется, и не помнят, для чего, собственно, они предназначены. И вместо того, чтобы защищать интересы избравших их граждан от волюнтаризма государственной бюрократии, самоотверженно отстаивают интересы бюрократии от любых «посягательств» со стороны общества. То есть общественный контроль над властью – в демократическом государстве это и есть, прежде всего, прерогатива и обязанность депутатов. Но в нынешних условиях даже упоминать об этом — уже как-то неловко.

Равенство перед законом

Наши депутаты не только легитимизируют привилегированность административно-бюрократического аппарата над обществом, но и, что называется, «по щелчку» законодательно оформляют любые его социально-экономические преференции. Иными словами, при существующем порядке вещей, когда борьба с коррупцией в бюрократии ведётся бюрократическими же методиками и «бьёт по хвостам» без устранения причин, — любые реляции о каких-то даже промежуточных результатах всегда будут «преждевременны».

Вниманиеattention
Чтобы убедиться в этом, достаточно поднять комментарии «экспертов»* в экстраполяции развития дела «Оборонсервиса». И никакие репрессивные механизмы, по существу, положения не изменят и никоим образом не повлияют на транспонирование антикоррупционных усилий государства в национальную идеологию.
При этом (говорю со всей ответственностью за каждое своё слово) существуют принципиально-иные методы противостояния коррупции.

Правовое государство

Не менее существенным фактором, нивелирующим антикоррупционную концепцию государства является чрезмерная забюрократизированность правоохранительных органов, где неимоверно раздутые в ущерб оперативной работе административно-штабные структуры буквально мордуют нижестоящие подразделения приказами, директивами инструкциями и инспекциями. В итоге барражирующая по правоохранительным ведомствам отчётность выходит за все пределы разумного и лишь ужесточает пресловутую «палочную систему», которая в приоритетном порядке самым негативным образом отражается на гражданах, неугодных местным властям.

Последние повсеместно обложились псевдо-общественными советами и дружно рапортуют по инстанциям об «успешном опыте работы с институтами гражданского общества».

Гражданский кодекс республики казахстан

Инфоinfo
Хотя в данном контексте любые цифры будут некорректны, потому что не учитывают выведенные за пределы статистики государственных и муниципальных служащих квази-государственные учреждения в виде концернов, корпораций и эрзац-акционерных сообществ, в которых легионы клерков заняты ничем иным, как исполнением надзорно-разрешительных бюрократических функций. То есть, несмотря на «решительную борьбу с бюрократией» её управленческие, распределительные, регламентирующие и контролирующие возможности неумолимо расширяются, порождая всё новые противоречия между лицами, наделёнными властно-ревизионными полномочиями и обществом.
Потому что, вы же не будете спорить, что в нашей стране «проверяющий» — это не функция должностного лица, а его «привилегия»?..

Предпринимательский кодекс республики казахстан

Например, в социальных государствах некоторые нормы относятся к лицам чётко обозначенного социально-экономического статуса, и поскольку часть общества не считает эти законы оправданными, с точки зрения критиков, они представляют собой форму правовой дискриминации[4]. В силу социального неравенства, некоторые люди имеют лучший доступ к ресурсам для защиты своих интересов и, следовательно, лучшие шансы на выигрыш судебного дела[1].

Важноimportant
Корректировка подобных тенденцией часто сопряжена с объективными трудностями, которые осложняются вышеуказанным требованием обобщённости правовых норм и процедур. Легизм (нач. VIII в. до н. э.). Гуань Чжун, премьер-министр княжества Ци провозгласил принцип «Правитель и чиновники, высшие и низшие, знатные и подлые — все должны следовать закону.
Это и называется великим искусством управления».[5]. Афинский политик Солон (нач. VI в. до н.

Конституция российской федерации (с изменениями на 21 июля 2014 года)

Происходит это, прежде всего, потому, что за все прошедшие годы Государство, как институт управления обществом, так и не обеспечило гражданам их задекларированное в Конституции равенство перед Законом и Судом. В итоге правоприменительная практика, которая обязана основываться на принципе: «Человек не виновен, пока не доказано обратное», дуализировала этот принцип на: «Человек виновен! А теперь пусть доказывает обратное»; и на «Вина человека – это ещё не повод для его обвинения».

Думаю, не нужно объяснять, с какими категориями граждан соотносятся данные максимы. Причём ситуацию усугубляет УК РФ, в котором за одни и те же преступления для государственных должностных лиц создаются привилегированные условия привлечения их к ответственности, а также дополнительные препятствия к их уголовному преследованию.

Цены

Равенство перед законом, равноправие — важнейший принцип демократии и классического либерализма, согласно которому все граждане равны перед законом независимо от их расы, национальности, пола, сексуальной ориентации, места жительства, положения в обществе, религиозных и политических убеждений. Нарушение этого принципа называется дискриминацией. Равноправие делает акцент на правах человека и их ограничениях.

Предметом особого внимания является законодательная защита прав и равный доступ всех граждан к правовой системе. Равенство перед законом включает одинаковую обязанность граждан соблюдать закон и равное отношение правоохранительных органов к различным нарушителям одних и тех же норм.

Последнее тесно связано с принципом верховенства права, поскольку требует, чтобы законы в равной степени относились к тем, кто их издаёт и кто обладает верховной властью[1].

Эксперимент «вселенная-25»: как рай стал адом

Они просты, эффективны и, что называется, «лежат на поверхности». На протяжении ряда лет мы их неоднократно обсуждали практически на всех уровнях моделирования государственной антикоррупционной политики.
Но именно по тому, что эти методы действительно просты и реально эффективны, они под любыми предлогами отторгаются государственными «модераторами антикоррупционной риторики». Так как априори «модераторы» сами являются «болтиками и винтиками» системы, в которой коррупция является неотъемлемой её частью.

Leave A Comment